Вс, 22 апреля 2018

Утром после завтрака мы следуем намеченному накануне плану – добраться до Гаваны. Если честно, я плохо представляю, где мы находимся, и поэтому полностью полагаюсь на знания наших друзей. Мы залезаем в старый американский автобус, битком набитый загорелыми людьми. Подобные автобусы – одна из разновидностей общественного транспорта на Кубе. Кто-то перевозит под сидением пару мешков с картошкой, кто-то – коробку с бананами. Пока вишу на поручне, вспоминаю автобусы моего детства в Санкт-Петербурге. Пожалуй, загорелых людей в моем городе в то время было поменьше. Украдкой разглядываю людей разных возрастов, сплоченных одной целью – добраться из некоей точки А в некую точку Б. Они – тоже украдкой – разглядывают меня. Таких бледнолицых туристов в сельской местности, пожалуй, не слишком много. Женщины одеты ярко, но не вызывающе. У большинства – маникюр и блестящие на ярком солнце украшения. Через какое-то время мне удается рухнуть на освободившееся рядом полуразвалившееся сидение, и я, вглядываясь в незнакомый, и в то же время такой знакомый ландшафт, думаю о маме. Сегодня ее пятый день рождения без нее... Я соплю носом, пытаясь заглушить подступающие к горлу слезы, и думаю, как бы она удивилась, увидев меня сейчас в этом автобусе, проезжающим мимо кубинских полей.

Едем со всеми остановками, примерно около часа, а потом поспешно выбегаем из автобуса и куда-то идем. «Вон там – родильный дом,» – объясняют мне мои попутчики. «А вот там – детская больница,» – добавляет встречная кубинка на испанском. Я улыбаюсь и киваю. Кажется, я уже понимаю испанский. На широкой улице мы ловим такси, везущее нас в центр, и всю дорогу я верчу головой в разные стороны, восхищаясь ретро-автомобилями, словно бы съехавшими с экранов старых американских фильмов.

Гавана – город большой и очень разный. Полуразвалившиеся дома, облик которых все еще свидетельствует об их аристократическом происхождении, стоят по соседству с отреставрированными современными вилами. По дорогам, обгоняя друг друга, несется пестрая вереница машин – от легкомысленно-розовых, солнечно-желтых и огненно-красных кадиллаков до стареньких, но ухоженных «лад» всевозможных цветов. Такая же картина и на пешеходных улицах, напоминающих пестрое лоскутное одеяло, в котором нет «лучших» и «худших» оттенков, все они слились под солнечными палящими лучами в едином полотне, и кажется, что разницы нет ни в одеянии прохожих, ни в цвете их кожи.

Иногда глаз выхватывает ту или иную деталь – растамана, легко позирующего на камеру и возмущающегося отсутствием оплаты (по незнанию, я нарушила этикет, что конечно же непозволительно – sorry, man!), улыбающуюся старушку с кубинской сигарой, проходящего мимо торговца булочками, на изможденном лице которого, кажется, навечно застыл след печали... Наш маршрут начинается от пятизвездочного отеля Iberostar Parque Central. Мы заказываем мохито в баре Хемингуэя (Restaurante Floridita) – здесь всегда живая музыка и много туристов. Идем по улицам Старой Гаваны, то и дело останавливаясь, чтобы запечатлеть тот или иной сюжет. Заходим в маленькую и уютную гостиницу Casa Particular Centro Habana, что на Calle Manrique 419, чтобы поприветствовать гостеприимную хозяйку и ее собачку Луну и посмотреть на улицы с террасы, примостившейся прямо на крыше. Вскоре мы оказываемся на набережной, проходим мимо Капитолия и Музея Революции. Еще одно примечательное здание – "Kid Chocolate" – было построено в 1991 году специально для панамериканских игр в Гаване и названо в честь кубинского боксера Элиджио Сардиньаса (Kid Chocolate). Пообедав в одном из людных ресторанов, мы завершаем свой маршрут у автобуса, везущего нас обратно в лагерь. Возвращаясь, не перестаю твердить, что со времен СССР никогда не видела так много советских машин, и что впервые в своей жизни встречаю самолет, носящий имя «Марина» (Мемориал Гранма).

Добравшись, наконец, до кровати, падаю, переваривая впечатления от первой встречи с Гаваной уже во сне...

На фото: Гавана

 

Add comment

Security code
Refresh